Об армии ЛДНР

В России наверняка нет человека, не слышавшего о конфликте на юго-востоке Украины и о периодически затухающих и практически тут же вновь обостряющихся там боевых столкновениях. О тех, кто находится по «западную» сторону линии разграничения все, в общем-то, известно. Это непосредственно сами Вооруженные Силы Украины, состоящие из призывников и контрактников, добровольческие батальоны, нередко сформированные по территориальному признаку (некоторое время назад они были включены в составы ВСУ и МВД), добровольцы из разных, в основном, европейских стран, военные инструктора из стран НАТО. А вот вопрос, кто им противостоит на «восточной» стороне, до сих пор продолжает терзать многие умы и порой является темой для ожесточенных споров. Это статья является неким обзором открытых данных украинского Генштаба, украинских военных и представителей МВД и украинских же журналистов. В статье намеренно используются только украинские источники (официальные и данные, опубликованные в крупных СМИ), дабы полностью исключить любые обвинения в предвзятости (и на всякий случай, снять с автора ответственность, если какие-нибудь приведенные сведения окажутся не соответствующими действительности).

Итак, Вооруженные Силы ДНР и ЛНР состоят из двух армейских корпусов общей численностью от 30 до 40 тысяч человек. Более точных данных нет, а те, которые есть, вызывают сомнения и вопросы. Впрочем, это объяснимо: руководство обеих непризнанных республик особо не горит желанием раскрывать полные и точные данные о состоянии своих войск. Однако, по косвенным признакам определяется именно такая численность личного состава. К слову сказать, им противостоит примерно столько же с подконтрольной киевским властям стороны. По официальным данным украинского Генштаба – 37 тысяч, но если учесть, что официальные данные часто расходятся с реальностью, то вероятнее всего, их там немного больше.

По поводу бронетехники заслуживающих доверия данных не найдено. Однако, можно утверждать, что в этом отношении «западная» сторона превосходит «восточную». Авиации у «восточной» стороны нет, но имеющиеся средства ПВО не позволяют пользоваться ею и «западной». Особое внимание следует обратить на артиллерию обеих сторон, так как именно она вот уже долгое время является основной причиной не только разрушений инфраструктуры, но и гибели как военнослужащих с обеих сторон, так и мирного населения. В этой области вооружений наблюдается некоторый паритет. Довольно часто в качестве артиллерии используется и бронетехника, в основном, танки. Нередко это все устанавливается в непосредственной близости от жилых районов, в основном это делается не из злодейского умысла навредить гражданским лицам, а просто потому, что больше и не куда, так как там кругом жилые застройки. А это означает то, что при попытке подавить огневую точку противника, противоположная сторона независимо от своего желания будет задевать гражданские объекты. Даже при прекрасной корректировке процентов сорок снарядов всегда будут попадать «немного» не туда, куда нужно, а если учесть, что корректировщики нередко вообще просто ошибаются, давая откровенно неточные данные…

Единого командования два этих корпуса не имеют. Первый корпус насчитывает приблизительно 20 тысяч и подчиняется руководству так называемой Донецкой Народной Республики, Второй корпус (тысяч на пять меньше)  – Луганской. В ДНР так же существует созданная в начале 2015 года на базе батальонов «Оплот» и «Восток» Республиканская гвардия, подчиняющаяся лично руководителю ДНР.

Несмотря на то, что оба корпуса являются полноценными армейскими соединениями с соответствующей инфраструктурой, в документах они проходят как народная милиция. Это объясняется желанием республик сохранить свои вооруженные силы и после реализации минских соглашений, так как в случае, скажем так, нормализации ситуации, все воинские формирования должны сложить оружие и самораспуститься, а вот подчиняющаяся местной власти народная милиция останется.

Укомплектованы оба корпуса, в своем большинстве, гражданами Украины. Да, да на стороне непризнанных республик воюют в основном местные жители. И этому не стоит удивляться, так как и там, и там очень серьезные проблемы с трудоустройством, недостатка в добровольцах, причем, обоих полов и всех возрастов, противоборствующие стороны не испытывают. У «восточной» стороны в этом отношении вообще карт-бланш настолько, что в ЛДНР смогли даже позволить себе ввести отбор желающих. Это, конечно же, не означает, что в корпусах не служат граждане других стран (прежде всего, из России), но их несравнимо меньше, чем граждан Украины.

По данным украинской стороны, на территории непризнанных республик находятся также военные специалисты Министерства Обороны Российской Федерации. В их обязанности входит не обучение обращению с техникой, как можно было бы предположить (таких специалистов уже достаточно в самих республиках), а помощь в управлении крупными армейскими соединениями. Такие специалисты действительно есть и они не единожды попадали в поле зрения. Непосредственного участия в боях они не принимали и не принимают, так как занимаются штабной деятельностью. Что же касается обучения, то на начальных этапах оно тоже было и проходило, в том числе, и на территории Российской Федерации. Пройдя курсы подготовки, новоиспеченные военные специалисты армий так называемых ЛНР и ДНР просто возвращались назад через неконтролируемую границу.

Кроме того, официальные украинские источники допускают наличие на территории республик неких подразделений из РФ, предназначенных для проведения специальных операций, что-то вроде спецназа. Правда, их никто не видел и кроме предположения, что они должны быть, потому что их не может не быть, никаких данных нет. Впрочем, это предположение скорее верное, потому что их действительно не может не быть. Если же они там действительно есть, то в очень незначительном количестве.

Воевать можно по принуждению (по призыву), за деньги, за идею, но эффективность тех, кто воюет за идею, получая при этом деньги, превосходит эффективность всех остальных. Именно по такому принципу и укомплектованы оба корпуса. Денежное довольствие «сотрудников» варьируется в соответствии от звания и занимаемой должности и составляет где-то от 6-7 тысяч гривен (примерно 12-14 тысяч рублей) для рядового состава, до значительно более высоких цифр для комсостава. Откуда берутся столь значительные для республик с практически разрушенной экономикой суммы – вопрос отдельный. Да это ни для кого и не вопрос, и так все всем понятно.

Увольняющиеся из этих корпусов, встают на учет в местных военкоматах и из них формируется мобилизационный резерв. И хотя он пока ни разу не понадобился, это говорит о систематизации подхода. Также это означает, что в ЛДНР не ведется подготовка к наступлению – ни мобрезерв не задействован, ни мобилизация не объявлена (хотя такая возможность уже есть). Проводить же наступление имеющимися на данный момент силами ДНР и ЛНР не могут просто физически. Впрочем, то же самое можно сказать и о противоположной стороне, у нее также нет сил для крупномасштабного наступления на оба корпуса оснащенной танками и крупнокалиберной артиллерией «народной милиции».

Это означает лишь одно. Необходимо договариваться. Победы военным путем в данной ситуации просто нет и вряд ли будет.